Советская живопись

Найти картину по теме или автору По цене от до рублей

Размышления о выставке к 150-летию со дня рождения Валентина Серова на Крымском валу

24.12.2017

Культурная война, которая сейчас активно идёт в сфере переосмысления наследия великих русских художников конца XIX – начала XX века,  на первый взгляд не очень заметна. Но мы сейчас рассмотрим грандиозное шоу, которое создали устроители этой выставки с целью извратить всё, что было любимо Валентином Серовым, в угоду новым веяниям, которые заключаются в воспевании салонного искусства и замалчивании демократических и правдивых  произведений живописи. Это подводит неискушённую публику к мысли, что впоследствии условия жизни и творчества советских художников были невыносимы и полны безысходности. История XX столетия в нашей стране, безусловно, трагична, но не омерзительна и презренна, как это многими трактуется.

 

Особенности личности Валентина Серова

 

После ранней смерти отца, знаменитого композитора и выдающегося музыкального критика, мать Валентина Александровича Серова, Валентина Семёновна, всю жизнь трудилась не только в области искусства, но и очень активно занималась народным просвещением, желая облегчить долю русского крестьянства. В её доме встречались молодые люди искусства, которые всем сердцем принимали идеи 1860-х годов и на практике стремились приблизить светлое будущее. Целый год  7-летний мальчик провёл в трудовой коммуне (мать в это время завершала образование в Мюнхене). Именно там зародилась у него любовь к русской деревне и проявилась его тяга к рисованию. Последняя выставленная им картина «Осенняя ночь. У крыльца усадьбы.» (1909), которая находится в Нижегородском музее, на обсуждаемой нами выставке отсутствовала. Любимые деревенские лошадки В.А. Серова не интересовали устроителей выставки.  На ней были представлены картины художника на которых написаны кони под огромным ночным небом, усыпанным звёздами. После разгрома коммуны мальчика отвезли к матери, и он провёл 2 года за границей, он брал уроки и у Ильи Ефимовича Репина. Тогда же, в 1874 году, состоялось знакомство с В. Поленовым и С. Мамонтовым, который предложил Серовым провести лето в Абрамцево. В дальнейшем матушка В.А. Серова находилась под постоянным полицейским надзором. Сын жил отдельно, учась у И.Е. Репина, а затем в Академии художеств у Павла Чистякова. Прямой общественной деятельностью, как его мать, В.А. Серов никогда не занимался, но у него под её влиянием выработался прямой и правдивый характер. Это отразилось во всей его творческой деятельности, что подчеркивали все современники. Сейчас об этом стержне, который составлял существо таланта художника, стараются забыть. Как это происходит, мы покажем на примере юбилейной выставки, состоявшейся в Москве в октябре 2015 года.

 

Развлекательное шоу

 

Драматическое творчество художника, честно рассказывающего о жизни, превратили в представление для потребителей, мало знакомых с жизнью В.А. Серова, снабдив каталог выставки комментариями, извращающими суть представленных произведений. Особенно показательны выступления внучки академика Д. Лихачёва по ТВ и сообщающей, что Россия Валентина Серова отражает идиллические представления о жизни до революции. А вот по словам другого знаменитого русского художника Константина Коровина, современника В.А. Серова, это был человек, который, выясняя правду и добиваясь справедливости, всегда шёл до конца. На выставке об идеалах гуманности и чести было намеренно забыто.

 

Чем восхищались на выставке

 

Некая девушка пришла в восторг от платья(!) С. Боткиной – «расфуфыренной барыни» по словам самого автора. На фоне «Портрета Иды Рубинштейн», бездарной танцовщицы и богатейшей женщины, сделал селфи гуру вкуса – Александр Васильев. Он, конечно, не вышел комплекцией, но общее между этой парой имеется – любовь к украшательству.

  О «деревенском Серове» никто не вспоминал. Портреты аристократов и царские лики вызывали чуть ли не слёзы, поскольку они погибли от рук большевиков. Были вымараны из памяти Ходынка, где в давке погибли люди, и предупреждение, что, начав царствовать на костях, этот царь попадёт на эшафот. Было также забыто кровавое воскресенье, когда были расстреляны женщины и дети, шедшие с иконами к императорскому дворцу, что вызвало негодование всей страны. Позорную японскую войну и Цусиму также никто не вспоминал. В отзывах стоят смешные, но это горько, высказывания: запомнился портрет «Николая 3» (интересно, кого имел в виду автор?), а также  «Гламурная дама», отзывы на работы Малевича и абстракционистов начала XX столетия. Искусно была выстроена заведомо ложная дорога от Серова к авангарду. Забыта картина «Аполлон и Диана избивают детей Ниобеи», которая напоминает о неизбежном наказании для тех, кто поднимает себя выше Природы (Диана) и Солнца (Аполлон). Малевич тем временем ставит оперу «Победа над Солнцем» (1913) и пишет «Черный квадрат» – икону суперматистов. Она не оригинальна. Ей предшествовала карикатура XIX века «Борьба негров в тёмной комнате». Малевич одним из первых высказывался за уничтожение музеев, Аполлонов и Дионисов, то есть всего, что дорого Валентину Серову. При этом никто не задумывается, что художник о себе высказывался, как о реалисте.

 

Принципы организации выставки

 

В главном зале наиболее заметные места были отведены портретам императорской семьи и предпринимателей, которые не являются лучшими работами В.А. Серова. Всё социальное было сознательно проигнорировано, чтобы у зрителей не возникло мысли о народном или революционном творчестве художника. Подобные произведения либо были вообще не представлены, либо помещены в самые дальние залы, куда доходили далеко не все. Там же, на задворках выставки, оказались важные для автора картин портреты художников и писателей. Бальмонт, например, написан с красной гвоздикой в петлице, которая символизирует революцию. Пояснения об этом молчат. Также замалчивается тот факт, что Горький, чей портрет Серов дописать не успел, в 1905 году с обострением туберкулёза был отправлен в сырую и холодную камеру Петропавловской крепости.

Лирическое и солнечное начало, несущее в творчестве художника смысловую нагрузку, также постарались удалить. Поздние, важные для живописца, античные работы были развешаны в коридоре так, чтобы мимо них просто пробежали  прямо к «Иде Рубинштейн», которую организаторы выставки хотели представить как наивысшее достижение В. Серова.

Этот же принцип был использован при составлении каталога и пояснений к картинам. Так, «Портрет девочки с персиками» сопровождался текстом, что её муж Самарин был репрессирован и реабилитирован в 1989 году. Между тем, он был одним из сторонников организации колхозов, а его зять, художник Н. Чернышев, ученик Серова, в 1957 году написал искреннюю картину «Все цветы Ленину».

Потом зритель идёт к тем, кто «пострадал» от советской власти, то есть к портретам Гиршманов, княгини Орловой, Юсуповым, Морозовой и читает подробные сведения об их жизни в эмиграции или страданиях в большевистской России. При этом не учитывалось, как сам художник относился к своим моделям. Та правда, которая заключена в портрете Орловой, настолько не понравилась ей, что она подарила портрет музею, не желая его видеть у себя.

 

Заключение

 

Профанацией искусства Валентина Александровича Серова занималась сама директор ГТГ госпожа Зельфира Трегулова. В интервью каналам «Дождь» и «Эхо Москвы» она с удовольствием рассказывала, что является агностиком, то есть человеком, отрицающим истину, и как тогда её можно ставить в ряд с П. Третьяковым и В. Серовым, искавшими поэзию и правду? От неё же мы узнали, что «Сикстинская мадонна» и «Черный квадрат» – произведения одного порядка. Эта дама характеризовала Валентина Серова как мастера, решавшего только художественные задачи, а передвижников, на чьих работах построена значительная часть собрания ГТГ, как людей, которые убивали в себе творцов, ибо решали задачи социального порядка. Ей, видимо, близок по духу деятель поставангарда, прибивающий себя за причинное место к Красной площади, а позже пытавшийся отрезать себе ухо и попавший в больницу, но который вёл беседу с врачом-психиатром только через адвоката. После этого становится страшно за будущее нашего главного национального музея и за чудовищное промывание мозгов русских людей, которым внушают западные «ценности». Западные идеологи уже полностью разрушили традиционную общечеловеческую мораль у себя дома, и теперь добираются до нашей Родины. «Десоветизация живописи» идёт полным ходом, чтобы всё  перевернуть с ног на голову. Эти принципы абсурда сформулировал ещё Джордж Оруэлл: «Война – это мир. Свобода – это рабство. Незнание – это сила».

 

Татьяна Пиксанова 

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru СОВЕТСКАЯ ЖИВОПИСЬ