Советская живопись

Найти картину по теме или автору По цене от до рублей

Художник Иван Алексеевич Владимиров. Свидетель трудного для страны времени.

12.02.2018

О художнике Иване Алексеевиче Владимирове на долгое время многие забыли. Даже отдельные преподаватели живописи не слышали его фамилии и ничего о нём не знали. Между тем, это Заслуженный деятель искусств РСФСР, мастер русской советской реалистической школы, рисовальщик и живописец.

 

Краткая биография

 

Будущий художник родился в Вильно в 1870 году, 10 января, в семье сельского учителя. Его матушка писала акварели и была признанной английской художницей. Свое первое профессиональное образование мальчик получил в рисовальной школе родного города. С 1891 по 1893 годы И. Владимиров учился в Петербурге, в Академии художеств. Баталист по призванию, он учился у таких мастеров, как Ф.А. Рубо, Б.П. Вилльеваде и А.Д. Кившенко. Во время учёбы студент делал заметные успехи и получал малые и большие серебряные медали. Тематика была военной. Летом он ездил на Кавказ в горные аулы и привозил эскизы, которые затем превращались в большие тематические картины. За произведение «Перевязочный пункт во время Кавказской войны» молодой человек получил звание классного художника 2-й степени, и начал в 1893 году самостоятельную работу.

 

На фронтах войны

 

В 1904 году, когда началась война за контроль над Манчжурией, Кореей и Жёлтым морем, Иван Алексеевич Владимиров отравился на Дальний Восток, где писал будни солдатской жизни. Пафоса он при этом не испытывал. Картины были полны правды.  Затем был цикл картин, посвященный революции 1905 года, а позже – Первой мировой войне. Он сотрудничал с журналами «Нива» и с английским The Graphic, в котором помещались акварели Ивана Владимирова. В англоязычных странах его знали как John Wladimiroff. К 1910 году художник уже был женат и имел двух дочерей.

 

В дни Октября и после

 

Октябрьскую революцию художник приветствовал. Он, видимо, считал, что с гнётом будет навсегда покончено, и придёт долгожданная свобода. Жизнь привела его на службу в милицию Петрограда. Тут-то он и увидел отвратительную оборотную сторону революции. Как художник, он не остался равнодушным. Иван Владимиров как будто вёл иллюстрированный дневник тех дней, страшных и опасных. В 1921 году голодающему Питеру помогала американская организация ARA. Так как Иван Алексеевич свободно владел английским (мать-англичанка), то с её активными участниками Владимиров быстро нашёл общий язык. Они покупали его акварели и вывозили за океан, поскольку большевикам подобная правда, скорее всего, не требовалась. Не потому ли так много его работ, посвященных первым годам революции, оказалось в США?

 

Изнанка революции

 

Хамская и подлая пена революционных событий всплыла на поверхность и ничем и ни кем не сдерживалась. Ещё Александр Пушкин писал, что бунт в России бессмыслен и беспощаден. Если при Пугачёве просто рубилась в щепки мебель, разбивалась посуда, убивали помещиков и их детей, поджигали усадьбы, то теперь главным лозунгом стало: «Грабь и убивай». Это и было отражено в работах И.А. Владимирова, которых в России не знали. В них он показал себя как исключительный художник с  огромным жанровым дарованием. Даже названия картин могут сказать многое о действительной жизни военного коммунизма: «Крестьяне возвращаются после разгрома усадьбы», «Помещик и поп приговариваются к расстрелу», «Духовенство на трудовой повинности»,  «В подвалах ЧК», «Голодные годы в Петрограде», «Поиски съедобного на помойке», «Расхищение продовольственной помощи от Красного креста». Это только малая часть из написанного, и она ужасает. Его друзья из США покупали эти акварели и увозили к себе на родину. Историк Голдер, потрясённый увиденным в Петрограде, покупал для института Гувера рисунки художника по пять долларов за каждую работу. Когда в 1923 году Голдер уехал, то общение с Иваном Владимировым  продолжил С. М. Кини. Ему выделили сто долларов на заказы художнику.

Поэтому сейчас 37 произведений И.А. Владимирова находятся в Гуверовском институте. Они также есть и в частных коллекциях, а десять – в библиотеке частного университета Брауна в штате Род-Айленд. В 1967 году в США был издан альбом И.А. Владимирова «Российская революция». Не потому ли его имя просто забыли в СССР? И, как мы уже говорили, о нём не знают даже многие преподаватели художественных ВУЗов и отечественные искусствоведы. А теперь обратимся к отдельным картинам художника.

 

1918 г. «Вандализм в Зимнем дворце»

 

Солдатня сбросила на пол картины в позолоченных рамах, разбила скульптуры, топчется по ним и протыкает штыками висящие на стенах портреты, рубит шашками. Дикость происходящего не может быть описана словами. Это надо было видеть.

 

1919 год. Петроград. «Разграбление винной лавки»

 

В двери и в разбитое окно витрины ломится толпа солдат. Кто-то уже получил заветную бутылку и тут же пьёт из горла. Кругом на снегу валяются осколки, пустые бутылки и пьяные люди. Надо видеть эти тупые, полные самодовольства  морды! И это наша страна! Это наши, вконец одичавшие люди!

 

1919 год. «Крестьяне, которые разграбили усадьбу помещика»

 

Старики и старухи бредут по дороге с огромными узлами за спиной. Дед несёт  огромные напольные часы на спине. Юный комиссарчик, весь в черной коже, тащит под мышкой огромное фарфоровое блюдо и патефон: помогает своей деревенской родне. На картине маслом (1926) повторен вариант этого сюжета. Из большого барского дома выносится абсолютно всё. Ненужные мародёрам письма и бумаги устилают землю под их ногами. Кто-то предусмотрительно приехал с телегой, у кого-то имеется только огромный мешок, часть грабителей выносит свёрнутые ковры, серебряные самовары, патефоны… В общем, кто что успел схватить, тот с этим и уходит. Вспоминается «Восемнадцатый год» А. Толстого. Катя попала к денщику своего мужа. В хате всё уставлено дорогими вещами, выкраденными из барских домов. Она не чает, как вырваться из этого плена, тем более, что Алексей пытается за ней ухаживать.

 

Посмотрим на интеллигентных людей

 

В комнате помещика или батюшки полный разгром. На полу валяются скрипка, пустая бутылка (а как же без неё), икона, Библия, бумаги. В креслах развалилась  солдатня с жуткими харями. Особенно впечатляет тупая морда женщины в красном платке на голове, которая что-то пытается прочесть. А перед этими хамами отрешенно и безучастно стоят два человека с руками, связанными за спиной. Они понимают, что расстрел неизбежен, и пощады не будет.

А вот старые и слабые монахи очищают конюшни. За ними присматривает, сунув руки в карманы, с винтовкой за спиной, с шапкой, сдвинутой на затылок, так, что виден кучерявый чубчик, с папиросой в зубах тупое уродливое рыло.

 

«Конвоирование арестованных». Человек восемь и среди них одна милая женщина идут в тюрьму. Что будет дальше, неизвестно. Но ничего хорошего зритель не ожидает. Толпа движется, и её конец скрыт за поворотом улицы. А вот и продолжение: расстрел в подвалах ЧК.

Страшны голодные годы в Петрограде. Седой генерал и его небольшая семья несут горячую похлебку домой. Или три человека «На улицах Петрограда». У рано постаревшего генерала скудная четвертинка чёрного хлеба в руках, а в глазах полная безысходность. Его жена с отвращением смотрит на стоящую сзади толпу, которая веселится, поёт и приплясывает под гармошку. Туда же смотрит их сын, гимназист лет 10 – 12-ти. Он навсегда, до самой смерти запомнит этот кошмар. А смерть, может быть, уже и на пороге даже для него.

Вот пред нами «бывшие», которых согнали с квартиры. На двухколесной повозке, в которую впряглась вся семья, они везут то, что им разрешили забрать. Куда они бредут, на ночь глядя? Они и сами не знают. Наверное, найдут какой-нибудь холодный сырой подвал.

 Две интеллигентные женщины роются в помойке. Они ищут еду. Рядом стоит голодная девчушка лет пяти-шести.

А вот красноармейцы грабят церковь. Эти рожи не боятся ни бога, чёрта. Они всё забыли. Теперь это атеисты, которые молятся на новых идолов, и они не понимают, что стали просто язычниками. У них появились новые божки.

Не менее показательно расхищение ночью мешков с продовольственной помощью от Красного Креста.

 

Дети пролетариата и крестьянства

 

Вспомните благородных крестьянских детей А. Венецианова или В. Поленова! Куда они исчезли? Откуда, из каких щелей вылезли эти мерзкие ублюдки с папиросками во рту, которые с упоением швыряют камни и грязь на скульптуры в Летнем саду?

 

Театр и кафе

 

Они тоже достойны внимания. В царской ложе сидят, курят, так что дым стоит коромыслом, и трескают яблоки «зрители». Так приобщается к искусству пролетарий. А в уличном кафе два мордоворота пристают к интеллигентной девушке. Один схватил её уже за руку. Кто защитит бедняжку от хамства? В другой кафешке сидят две девахи, которые уже опорожнили три бутылки, с удовольствием чокаются пивком за знакомство с новым кавалером. Всем им море по колено.

 

Работы советского периода

 

Позже Иван Алексеевич Владимиров вступает в АХРР, а затем, с 1932 года, становится членом Союза советских художников Ленинграда. Появились картины «Иностранцы в Ленинграде», где чистенькие пионеры под барабанный бой шествуют по улицам города, «Ленин и Сталин в Разливе», «Семья на отдыхе в Крыму». От иронии он не уходил, и пример тому – «Мордобой на пляже» или ню на «Бесстыжем пляже». Владимиров не оставил родной город во время Отечественной войны. Он пережил, уже очень пожилой человек, блокаду, продолжая работать. Он делал плакаты, у него снова появились батальные картины. Художник, несмотря на преклонный возраст, рвался на фронт, но его не пускали. В 1945 году он был удостоен ордена Трудового Красного Знамени.

И. А. Владимиров скончался в 1947 году, 14 декабря, в Ленинграде. Ему было 78 лет. Картины художника можно увидеть в ГТГ и ГРМ, а также в частных коллекциях. 

 

Татьяна Пиксанова 

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru СОВЕТСКАЯ ЖИВОПИСЬ